Побеждает сильнейший: плюсы и минусы государственного регулирования рынка электронных закупок

plain

27.05.2016

Источник: Бюллетень оперативной информации «Московские торги», №6, май 2016 года


Планируемая реформа рынка электронных закупок в России породила огромное количество слухов и неверных толкований. К такому выводу пришли на конференции-семинаре в Институте госзакупок. Генеральный директор группы электронных площадок ОТС.RU Дмитрий Пангин выступил с докладом на тему регулирования рынка закупок и сделал акцент на возможностях и «угрозах» развития отрасли в случае планируемых изменений законодательства о закупках в рамках ФЗ-223. 

ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР

Дмитрий Пангин заявил, что некоторые операторы электронных торговых площадок, занимающихся в настоящее время обеспечением проведения электронных аукционов в порядке, предусмотренном Законом № 44-ФЗ (так называемые пять площадок), трактуют высказывания чиновников в свою пользу. При этом намеренно вводят в заблуждение участников рынка, преследуя исключительно свои коммерческие интересы. 

— Благодаря их усилиям все большую популярность приобретает миф о том, что с 2017 года все электронные закупки в рамках Закона № 223-ФЗ будут проводиться исключительно на пяти площадках, в настоящее время работающих по Закону № 44-ФЗ, в связи с чем заказчикам уже сейчас необходимо отказываться от услуг действующих операторов и переходить на указанные площадки, — рассказал Дмитрий Пангин. 

Он добавил, что все это далеко не так, потому что нормы действующего законодательства о закупках отдельны-ми видами юридических лиц не предусматривают отбор операторов электронных торговых площадок для проведения конкурентных закупок в электронной форме, проводимых в соответствии в Законом № 223-ФЗ.

— Законопроект № 821534-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О закупках товаров, работ, услуг от- дельными видами юридических лиц» предусматривает, что Правительством РФ будут установлены порядок и условия отбора операторов электронных площадок, по результатам которого определится их перечень, — отметил Дмитрий Пангин. 

В настоящий момент заказчики, попадающие под действие Закона № 223-ФЗ, ничем не ограничены в выборе электронной площадки и вправе проводить закупки на любой. Ситуация изменится только после проведения нового отбора операторов ЭТП, который запланирован на сентябрь 2016 года. При этом срок вступления в силу норм о проведении такого отбора — 1 января 2017 года. 

Какие именно операторы останутся на рынке после ограничения их количества, во многом зависит от требований и критериев оценки, применяемых регулятором — Министерством экономического развития РФ. Дмитрий Пангин считает, что в процессе проведения отбора операторов электронных торговых площадок правительству в первую очередь необходимо учитывать те показатели, которые отражают объективную картину качества услуг операторов, в частности, безопасность и функциональность платформы для проведения электронных процедур закупок. 

— Безусловно, в разработке этих критериев должны принимать участие не только чиновники, но и те, кто будет этими электронными площадками пользоваться. Обязательно при проведении отбора и принятии решения о выборе операторов должен иметь значение такой критерий, как количество заказчиков, проводящих электронные процедуры на площадке, — отметил Дмитрий Пангин. 

Он подчеркнул, что часто используемый в статистических данных параметр «Объем проведенных закупок», который рассчитывается как сумма начальных цен процедур, объявленных на площадке, далеко не всегда является показателем успешности электронной торговой площадки, так как на ней могут работать несколько крупных клиентов с большими бюджетами, привлеченных благодаря административному ресурсу или аффилированности с самим заказчиком. Так бывает, когда ЭТП создается специально под крупный холдинг, с большим количеством дорогих закупок. Отдельные компании холдинга будут вынуждены размещать свои закупки на такой площадке, независимо от удобства ее функционала и наличия на ней конкуренции. 

Говоря о предстоящих масштабных изменениях в сфере закупок по ФЗ-223, эксперт отметил стремление государства перевести все регламентированные закупки в электронную форму, ограничить перечень способов закупки, ввести единые стандарты работы всех электронных площадок. 

Напомним, что 86% московских закупок уже переведены в электронный вид. Именно этот формат, по мнению городских властей, является гарантией доступности и конфиденциальности участия в закупочных процедурах. 

ПОЛОСА ПРЕПЯТСТВИЙ 

Положительные и отрицательные стороны государственного регулирования рынка электронных закупок в сегменте ФЗ-223, а также проблему участия субъектов малого предпринимательства в государственных и корпоративных закупках обсуждали и на круглом столе, организованном одной из электронных площадок. Участники встречи поднимали вопросы определения начальной максимальной цены контракта при закупках по ФЗ-223, унификации электронной подписи и уровня развития прокьюремента (регламентированных закупок) в России. 

— Меры поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства на сегодняшний день недостаточны. Чтобы участвовать в закупках для этой категории, крупные компании специально создают новые мелкие фирмы, которые заключают договоры вместо них. Кроме того, сейчас отсутствует обязанность заказчиков обосновывать начальную максимальную цену, что приводит к завышению стоимости закупаемой продукции и невозможности определения реальной экономии, — рассказал Дмитрий Пангин. 

Есть сложности и в унификации электронной подписи, которую требуют отдельные электронные торговые площадки. Ее нужно покупать только для участия в торгах на данной площадке. Это сокращает количество участников и снижает уровень конкуренции. Эксперты считают, что было бы правильнее установить единые для всех операторов по ФЗ-223 требования к электронной подписи. 

Кроме того, Дмитрий Пангин рассказал, что за период действия законов ФЗ-44 и ФЗ-223 Россия вышла на передовые позиции по количеству конкурентных закупок. Если в странах Евросоюза в среднем в год проводится около 10 тыс. закупок конкурентными способами, то в России этот показатель составляет более 2 млн. процедур, что отражает уровень развития системы регламентированных закупок. 

— При этом остается огромное количество нереализованных возможностей по развитию отрасли, заниматься которыми у заказчиков и государства нет финансовых ресурсов или желания. Их разработку вполне могут взять на себя операторы электронных торговых площадок при условии наличия между ними реальной конкуренции. Например, проблема с созданием единой номенклатуры всех возможных товаров, работ и услуг для сравнения цен по разным заказчикам (отраслям, регионам). Реализовать это решение еще никому не удалось. Помимо очевидной трудоемкости слишком сложно учесть все факторы, влияющие на ценообразование (например, цена 1 литра молока будет отличаться не только в зависимости от его жирности, состава и прочих технических характеристик, но и в зависимости от места поставки, объема закупки, порядка оплаты и т.д.). И решить эту проблему способна система с признаками искусственного интеллекта, разработка и запуск которой любую электронную торговую площадку сразу вывела бы в лидеры рынка. Но заниматься такими сложными решениями операторы готовы только в условиях жесткой конкуренции на открытом рынке, — заявил Дмитрий Пангин.

Белые гарантии за 1 час

Корпоративное
обучение

Удобно. Понятно. Эффективно

Полный запрет на импорт продукции, если она производится в России был установлен ещё в конце 2013 года при закупке товаров, работ и услуг для нужд обороны страны и безопасности государства Постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2013 года № 1224 «Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства» (далее – Постановление № 1224). Этим документом запрещён допуск продукции, происходящей из иностранных государств, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства, за исключением случаев, когда производство таких товаров, выполнение работ и оказание услуг на территории Российской Федерации отсутствуют (п. 1 Постановления № 1224).

Подтверждением отсутствия производства на территории России является включение товаров в перечень, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 30 апреля 2009 г. № 372 «Об утверждении перечня технологического оборудования (в том числе комплектующих и запасных частей к нему), аналоги которого не производятся в Российской Федерации, ввоз которого на территорию Российской Федерации не подлежит обложению налогом на добавленную стоимость». Альтернативным вариантом подтверждением отсутствия производства данного товара на территории России является заключение по результатам экспертизы, проводимой Министерством промышленности и торговли России.

Действующей редакцией Постановления № 1224 сделано традиционное исключение для поставщиков из стран ЕАЭС, но лишь в отношении некоторых категорий продукции. Так, они могут поставлять даже для нужд обороны и безопасности России следующие товары:

  1. машины литейные, используемые в металлургии или литейном производстве;
  2. станки для обработки любых материалов путем удаления материала с помощью лазерного или другого светового или фотонного луча, ультразвуковых, электроразрядных, электрохимических, электронно-лучевых, ионно-лучевых или плазменно-дуговых процессов;
  3. водоструйные резательные машины;
  4. центры обрабатывающие, станки агрегатные однопозиционные и многопозиционные для обработки металла;
  5. станки токарные металлорежущие;
  6. станки металлорежущие для сверления, растачивания, фрезерования, нарезания наружной или внутренней резьбы посредством удаления металла;
  7. станки обдирочно-шлифовальные, заточные, шлифовальные, хонинговальные, притирочные, полировальные и для выполнения других операций чистовой обработки металлов или металлокерамики при помощи шлифовальных камней, абразивов или полирующих средств;
  8. станки продольно-строгальные, поперечно-строгальные, долбежные, протяжные, зуборезные, зубошлифовальные или зубоотделочные, пильные, отрезные и другие станки для обработки металлов или металлокерамики посредством удаления материала;
  9. станки для обработки металлов объемной штамповкой, ковкой или штамповкой, станки для обработки металлов гибочные, кромкогибочные, правильные, отрезные, пробивные или вырубные, прессы для обработки металлов или карбидов металлов;
  10. станки для обработки металлов или металлокерамики без удаления материала;
  11. станки для обработки дерева, пробки, кости, эбонита, твердых пластмасс или аналогичных твердых материалов;
  12. измерительные или контрольные приборы, устройства и машины для измерения или контроля геометрических величин.

Схожий тотальный запрет установлен для импортного софта Постановлением Правительства РФ от 16.11.2015 № 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Постановление № 1236).

Исключение из этого запрета предусмотрено лишь для следующих случаев:

а) в реестре российского ПО отсутствуют сведения о программном обеспечении, соответствующем тому же классу, что и ПО, планируемое к закупке;

б) ПО, сведения о котором включены в реестр, по своим функциональным, техническим или эксплуатационным характеристикам не соответствует установленным заказчиком требованиям к закупаемому ПО.

Правила ведения реестра российского ПО установлены тем же Постановлением № 1236.

Белые гарантии
за 1 час

Быстро. Выгодно.
Без посредников

Получить